irish

Мечтал ли Филип К.Дик о шоу Трумана?

Осенью миллионы людей посмотрели первый сезон сериала «Мир дикого запада» (WestWorld). Продукт компании HBO, известной массовому зрителю малых экранов по легендарной «Игре престолов», стал заметным событием не только в мире кинематографа, но и в очередной раз затронул современные проблемы культуры и общества. Сегодня мы попробуем поговорить о проблематике самого явления "Мира дикого запада" и что он может сказать зрителю.


В 2016 году вряд ли кто-то вспомнил и отметил круглую дату - 205 лет с начала восстания луддитов.​ А ведь именно тогда человечество впервые не использовало свой шанс предотвратить неизбежный технический прогресс. Процесс, который в ближайшем будущем поставит перед нами вопрос дальнейшего существования.

«Развитие искусственного интеллекта рано или поздно может оказаться концом для всего человечества»



Стивен Хокинг, английский физик

«[Мир Дикого Запада] - следующая глава в истории человечества, в которой исполнять главную роль предстоит уже не нам»



Джонатан Нолан, автор сериала «Мир Дикого Запада»

В колонке для The Guardian Хокинг формулирует два основных тезиса:

«ИИ возьмет контроль на себя, сможет себя перестроить и сможет адаптироваться к любым изменяющимся условиям. Люди же, ограниченные медленным процессом биологической эволюции, не смогут ему противостоять, а потому будут вынесены за скобки истории»;

«автоматизация в конечном итоге приведет к акселерации уже и без того увеличивающегося экономического неравенства в мире. Интернет и те платформы, которые его используют, сделают возможность маленьким группам людей получать невероятные прибыли, при этом не нанимая большое количество сотрудников. Это неизбежно, это прогресс, но это также социально деструктивный подход».

Если перенести эти реалии на два века назад, то можно заключить, что именно этого так боялись последователи полумифического Нэдда Лудда и крушили ткацкие станки. Но даже в то время, когда Англия воевала на обоих полушариях: на одном - с Наполеоном, на другом - с США, у неё нашлись ресурсы, чтобы жестоко подавить технофобный мятеж, а его зачинщиков казнить или сослать на родину вомбатов и коал.

Следующие двести лет прогрессу никто особенно не мешал. Неолуддизм второй половины XX века не пошел дальше философии. В наши дни даже, к примеру, более свободные в своих вымышленных вселенных дауншифтеры из фильма «Капитан Фантастик» или реднеки Фарреллы из «Чужаков» (Outsiders) без плодов технического прогресса обходиться не способны. Техноборцы сегодня не имеют ни существенного веса, ни единой организации, ни численности, заслуживающей внимания.

Но проблема всё очевиднее, несмотря на неоднородность уровня прогресса в мире. Пусть инновационные лидеры Япония и Южная Корея в сумме уравновешены одной Нигерией. Но перенаселенные Индия и Китай, где живет треть населения планеты уже испытывают колоссальное социально-экономическое расслоение. Когда границы между традиционным хозяйством и технологиями стремительно стираются, и на место рисовых полей, возделываемых мотыгой и голыми руками, приходят мегаполисы на 20-30 миллионов жителей, вырастающие за несколько месяцев.

Однако не только ручной труд испытывает прессинг технической революции. Даже в областях, ранее немыслимых без человеческого разума, искусственный интеллект вполне освоился. Не только скучные вычисления и контроль за менее разумными машинами и средами, но и сфера искусства подвластна нейросетям и ботам. Автоматизация процессов больше не предел. Реальность сегодня - это компьютерное творчество. Стихи, музыка, живопись, всё большая и большая самостоятельность и независимость от человека - вот современный робот.

- Ты всего лишь машина, только имитация жизни. Робот сочинит симфонию? Робот превратит кусок холста в шедевр искусства?

- А Вы?

Сегодня этот наивный диалог из «Я, робот» 2004 года вызывает лишь снисходительную усмешку…

Рассуждая о «Мире Дикого Запада» нельзя забывать контекст. Этот проект имеет все шансы стать определенной вехой не только в кинематографе, но и в культуре и философии. 10 часовых серий во многом могут проиллюстрировать и заменить скучные тома, где на сотнях пыльных страниц об экзистенциализме рассуждают люди, чей мир ещё невообразимо далек от столкновения с новой эрой, где вопрос человеческого существа встал как никогда остро.

Фильм Джонатана Нолана впитал в себя и отразил такое количество литературных и кинематографических произведений, что одного их перечисления хватило бы на отдельный материал. Назовем основные, которые создали необходимый фундамент. Начать, безусловно, следует с оригинальной экранизации 1973 года, сценарий к которой написал Майкл Крайтон, но хронологически мы шагнем еще дальше - в 1968 год. Предтечей теме этики создания искусственной жизни стал роман Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» Именно его корни мы видим в абсурдной ситуации создания машин, идентичных человеку не только ментально, но и физиологически. В «Мире Дикого Запада» есть короткий диалог, который предельно наглядно описывает этот феномен:

- Ты тоже машина?

- Если не видно разницы, то не всё ли равно?

И разницы действительно не видно. Андроиды Дикого Запада даже более совершенны: не  выращены искусственно из живых клеток, а вполне в духе времени напечатаны на 3D-принтере. И срок их жизни измеряется десятками лет, а не четырьмя годами, как у Дика. Во многом тождественен и антиутопизм обоих произведений - восстание разумных машин и их война за свободу от тирании создателей.

В начале 80-х появляются сразу две легенды: экранизация книги Дика - «Бегущий по лезвию» в 1982 году, «Терминатор» в 1984 году. Причём потенциал робота-убийцы из будущего по-настоящему раскрылся только спустя семь лет в картине «Терминатор-2. Судный день», где создатели рвут шаблон, превращая бывшего врага в друга и защитника.

В 80-х же появляются «Трансформеры», в наше время пережившие перерождение. Добрый семейный фильм «Короткое замыкание», без которого, уверен, не получился бы «ВАЛЛ-И». Ещё десятки фильмов, о которых массовый зритель не слышал и вряд ли услышит. Всё это было большим подготовительным этапом. Рубеж XX и XXI веков стал и своеобразным рубежом в фантастическом кинематографе. Сотовая связь и Интернет поделили мир на ДО и ПОСЛЕ. Пожалуй, как и явившаяся миру в 1999 году «Матрица». Никогда прежде вопрос о возможном поражении человека в войне с машинами не получал такого прочтения.

В «нулевые» режиссеры снова обращаются к теме человечности самого человека. Какое-то время их увлекают футуристические перспективы клонирования. Один за одним появляются «6-й день», «Суррогаты», шедевральнейший «Луна 2112». Поиск человечности ищет новые направления и источники.

Из совсем свежих, безусловно, нельзя пройти мимо «Робот по имени Чаппи» и двух фильмов о сращивании человека и машины «Превосходство» и «Люси».

Но «Мир Дикого Запада» не стал бы такой вехой, если бы создатели задавались только вопросом «Человечнее ли робот самого человека?» Реальность искусственного мира шире и глубже. А вопросы и условия её куда интереснее. Здесь мы сталкиваемся и с проблемой тотального контроля и степенью свободы, и с вопросом ответственности создателя перед созданием, и, самое главное, с восприятием и поиском реальности. Весь этот гигантский пласт вопросов для обсуждения мы неожиданно находим в фильме «Шоу Трумана», снятом ещё в 1998 году Питером Уиром. Не будучи роботом, персонаж Джима Керри существует в точно такой же вымышленной и созданной специально для него вселенной, как машины, населяющие Мир Дикого Запада. И мне вовсе не кажется случайным появление в одной из главных ролей Эда Харриса, сыгравшего создателя и режиссера шоу Трумана Бурбанка.

Westworld - это не просто парк атракционов, не просто новая виртуальная реальность, не просто онлайновая игра с эффектом 100%-погружения, но это ключ к самому себе, это моделирования ситуация когда объект и субъект могут не только меняться местами, но и быть тождественны друг другу. Это площадка и условие, изучая которые, ты больше узнаешь о себе самом, где твой контроль над происходящим - лишь иллюзия, скрывающая контроль над тобо. Где ощутив полную свободу, можно понять степень своей зависимости. Где человечность человека познаётся в сравнении, а бытие подвергается сомнению.

Поколения философской мысль от Декарта до Фуко и Хайдеггера, при желании, могут быть обнаружены в этом сериале. Обсуждать такие вопросы можно ещё долго, и наскучат они не скоро. Благо кинематограф уже в следующем, 2017 году предложит нашему вниманию продолжение «Бегущего по лезвию» с Райаном Гослингом и  Харрисоном Фордом и экранизацию легендарного анимэ начала 90-х «Призрак в доспехах» со Скарлетт Йоханссон, а к осени HBO обещает второй сезон «Мира Дикого Запада». Посмотрим.

irish

Землян помирит только НЛО

В конце июля этого года в словацком городе Нитра состоялся 101-й Всемирный конгресс эсперантистов. На созданном 140 лет назад языке сегодня говорят от сотен тысяч до нескольких миллионов человек по всему миру.

В 1887 году варшавский еврей Людвик Заменгоф закончил 10-летнюю работу по созданию общего языка, который бы помог объединить и примирить враждующие народы и нации всего мира. Движимый гуманистическими идеалами лингвист стремился преодолеть проблему, которая в библейской традиции описана притчей о Вавилонской башне. Пережившие потоп люди, будучи единым народом и говорящие на едином языке, собрались вместе чтобы построить башню до неба. Разгневанный такой дерзостью Бог наделил всех людей разными языками, чтобы они перестали понимать друг друга, и рассеял их по земле.

С популярностью националистических идей в XVIII-XIX веках язык становится важным, а порой - важнейшим, компонентом самоидентификации. Индивидуальность национального языка оберегается, превращается в важный элемент народной идентичности. В наши дни то, что Заменгоф считал проблемой, в значительной мере сохранилось - социальные, политические и в большой степени культурные границы остаются достаточно прочны, несмотря на глобализацию.

Авторы фильма «Прибытие» предлагают нам взглянуть на мир новыми глазами. Возможно, так, как пытался взглянуть на него Людвик Заменгоф - через призму проблемы единого языка. Основанный на повести Теда Чана «История твоей жизни», фильм Дэни Вильнева рассказывает краткую биографию профессионального лингвиста Луизы Бэнкс (Эми Адамс) и её будущего мужа Лэна Доннелли (Джереми Реннер). Пара главных героев знакомится в военном вертолете по пути к месту прибытия одного из 12 космических кораблей. Ученым требуется установить контакт с пришельцами и выяснить цель их прибытия на Землю. В космических объектах их встречают огромные семиногие существа, которые чем-то вроде чернил моллюсков рисуют в пространстве символы, со временем поддающиеся расшифровке и систематизации. Явление инопланетян едва не провоцирует очередной мировой конфликт между крупнейшими государствами планеты, но всё заканчивается благополучно, когда выясняется, что язык пришельцев - бесценный дар, способный объединить людей.

Лента получила хорошие оценки зрителей и критиков, которые много раз отмечали её важную научную компоненту. И с этим легко согласиться - самыми интересными кажутся  эпизоды, иллюстрирующие попытки найти общий язык с инопланетной расой.

Однако, фильм про одну только науку показался бы Вильнёву слишком плоским, и вторым планом он добавил эффект, описанный у Курта Воннегута в «Бойне номер пять», - возможность видеть время не как статичную картинку «здесь и сейчас», а как 360-градусную панораму событий в любой хронологической точке их появления или даже во всех точках разом. В какой-то момент зритель вместе с Луизой понимает, что её дочь, которую она постоянно видит в воспоминаниях (видениях?), умершая в 15 лет от рака, - ещё даже не родилась. И здесь качественный сайфай сталкивается с экзистенциальным вопросом: «готовы ли вы принять и прожить собственную жизнь, зная её наперед?».

Герой Курта Воннегута Билли Пилигрим отвечает на этот вопрос положительно. Он-то, наученный жителями планеты Тральфамадор, знает, что будущее предрешено и человеку в жизни уготована лишь роль наблюдателя. Героиня картины Дэни Вильнёва в финале тоже делает такой выбор. Несмотря на будущий развод, тяжёлую болезнь и смерть дочери она готова пройти этот путь до конца. Жизнь вознаградит её мировой известностью и авторством книги по языку, дарованному пришельцами. Её труд, возможно, станет фундаментом новой эпохи человечества, которая продлится три тысячи лет, прежде чем пришельцы вернутся и попросят у землян некой неназванной помощи, ради которой весь их визит и затевался.

В фильме прослеживается та же антимилитаристическая основа, что и у Воннегута. Представители государств, куда приземляются визитеры, показаны ограниченными, подозрительными, агрессивными членами военной верхушки, которая в чрезвычайной ситуации берет ситуацию под свой костный контроль. Неумение и нежелание договариваться, обсуждать и делиться информаций выглядит как синоним назревающей катастрофы. Возможно, I мировая война в глазах Людвика Заменгофа выглядела именно так - носители разных языков, разных культурных парадигм не смогли договориться и миллионы жизней были принесены в жертву. Окончания войны он уже не увидел.

«Прибытие» видится мне романтической фантазией гуманиста, который пытается осмыслить, что же изменилось, скажем, за последние 100 лет. Принес ли технический прогресс надежду на взаимную интеграцию национальных обществ, и смогут ли наши дети понимать друг друга лучшем, чем наши прадеды. Насколько важно это понимание и кто откликнется на призыв к поиску общего языка. Будь то эсперанто, английский, языки программирования, идеограмматический язык символов или даже эмодзи, на котором уже пишут и переводят книги. Ответ мне кажется очевидным - взаимопонимание между людьми вполне возможно, осталось только дождаться прибытия инопланетян.

Tags:
irish

Твари Роулинг


«И-и-и лучшим фильмом 2016 года становится «Фантастические твари и где они обитают» - прозвучало в моей голове, когда я вышел из кинотеатра. Конечно, нужно быть реалистами, на церемонии вручения Оскара мы никогда этих слов не услышим — подобные фильмы не получают высших наград Американской киноакадемии. Как известно ни один из восьми фильмов о Гарри Поттере золотой статуэтки так и не удостоился. Не смотря на восемь номинаций, среди которых, впрочем, только музыка да спецэффекты.

15 лет прошло со дня, когда Джоан Роулинг перенесла вымышленный учебник по волшебной зоологии для первого курса из вселенной Гарри Поттера в наш мир и написала «Фантастических тварей», под псевдонимом Ньют Саламандер (Newt Scamander). Большую часть прибыли получил благотворительный фонд, а фанаты серии — множество новых фактов о любимой вселенной и годы ожидания трёх новых фильмов (в 2016 году было объявлено уже о пяти).

Что же мы увидим в фильме

С первыми нотами, которыми открывались все фильмы о Мальчике, который выжил, мы переносимся в волшебный мир, где видим сцену молниеносного убийства сразу пяти магов кем-то беловолосым и с бритым затылком, кто стоит к нам спиной. Из мельтешащих газетных заголовков мы узнаем, что в убийстве обвиняют Геллерта Гриндевальда, который успешно скрылся с места преступления и пропал.

После этой краткой прелюдии начинается основной сюжет. Зрителя переносит на пункт паспортного контроля в нью-йоркском порту, где уже ожидает вступления в повествование центральный персонаж - по-ирландски рыжий и веснушчатый маг-зоолог Ньютон Артемис Фидо Саламандер. Едва сошедшему с парохода британцу суждено вернуться на то же самое место спустя два часа экранного времени.

Бывшему ученику Хогвардса, отчисленному с факультета Пуффендуй, Ньюту Саламандеру примерно 23-24 года и он работает в британском министерстве магии. В руках у натуралиста находится чемодан-зоопарк, устройство которого отчасти напоминает сумку Гермионы – на него наложено заклятие незримого расширения, то есть все помещенные внутрь предметы (и существа), вне зависимости от их изначальных габаритов, становятся меньше и легче. Именно там зоолог перевозит не только походную лабораторию, но и несколько десятков вольеров с волшебными зверями, которые при первом же удобном случае, разбегаются по всему Нью-Йорку.

В погоне за своими питомцами Ньют встречает толстого добродушного Якоба Ковальски и навсегда меняет его жизнь, знакомится с будущей женой, попадает под арест и в последний миг спасается от смертной казни, а главное — разрушает планы бежавшего из Англии Гриндевальда и даже спасает мир людей и магов от грядущей войны, грозящей волшебникам истреблением.

Фильм, снятый по сценарию самой Роулинг выдержан в канонах уже известной нам франшизы мира Гарри Поттера и потому на экране преимущество отдается британским актерам. Голливудских звезд первой величины нам будет представлять ирландец Колин Фаррел, а центральный дуэт будущих супругов Саламандеров — англичане Эдди Рэдмэйн и Кэтрин Уэтерсон. Декорации и эстетика 20-х годов, музыка Джеймса Ховарда и множество спецэффектов — таково место действия фильма, в котором мы так и не найдем главного героя.


Удивительно, но надо признать, что создатели ленты не предлагают нам центрального персонажа. Очевидный претендент на эту роль — Ньют, но что мы о нем знаем? Учился в Хогвардсе на безобидном факультете Пуффендуй, был отчислен за то, одна из его зверушек угрожала жизни магла, стал ученым и путешественником, пишет книгу. Несколько разрозненных фактов — вроде симпатии к нему самого Дамблдора, мы получаем от других персонажей, например, следователя Грэйвза. Но ни о семье Саламандера, ни о жизненном опыте, ни о мотивах действий мы ничего не знаем. Даже об очевидно второстепенном герое — Якобе мы знаем больше: вернулся с фронтов Первой мировой, работает на консервном заводе, работу терпеть не может, беден, но мечтает открыть булочную и готовить по семейным рецептам — этакий стартапер столетней давности. Мы даже можем увидеть фото его матушки (или бабушки) на стене в квартире. Есть некоторые данные и о сестрах Голдштейн. Старшая Тина — мракоборец, отстраненная от дел за нападение на человека и прозябающая в архиве. Младшая Квини — телепат и обожает готовить. Гриндевальду нужна власть и его война за господство ещё впереди. Несчастный парень Криденс, которого бьет и унижает полоумная агитаторша за войну с магами - приемная мать, хочет стать волшебником и предано слжит Гриндевальду. У всех есть история, а у Ньютона — нет. Лишь намеки на большую личную трагедию, возможно, ставшую причиной его странного поведения и некоторой асоциальности. Ньют Эдди Рэдмэйна слегка сутул, робок, не может смотреть собеседнику в глаза, и вообще гораздо лучше коммуницирует с животными, чем с людьми, хоть по натуре бесконечно добрый. Такими в кино мы привыкли видеть персонажей замкнутых, уединенных и нелюдимых, вне зависимости от их социального положения и возможностей, находящихся в вынужденном или добровольном заточении или в состоянии разной степени сумасшествия. Как знать, может быть именно эта странность и сведет внука Саламандера с Полумной Лавгуд.

Остается рассчитывать, что персонаж Ньюта раскроется в следующие 4 года, когда мы увидим продолжение приключений его приключений во втором и третьем фильмах франшизы.

Не могу не поделиться мыслью, не дающей мне покоя. Насколько сильно сюжетно похож первый фильм грядущей трилогии на произведения Marvel и DC-comics. Фильмы этих вселенных существенно пополнили перечень блокбастеров последних лет, и год 2016 стал особенно урожайным. Особенно сильные ассоциации вызывает «Отряд самоубийц» и общая канва нескольких фильмов серии Мстителей: то как традиционно разрушают Нью-Йорк, как в центре хаоса событий оказывается злодей и сорвавшаяся с цепи неконтролируемая сила, как главные герои вынуждены попеременно то спасаться, то сражаться и в итоге объединиться для финального сражения — традиционный сценарий супер-геройского кино. Хочется верить, что до сего дня начисто лишенная такого пафоса вселенная Джоан Роулинг не погрязнет в нём в будущем.
irish

Городская среда

Пиздец, кто додумался изуродовать город железными тазами с цветами? Вот вы, когда ходите мимо, видите цветы? Нет? И я не вижу? И никто не видит. Зато все видят зелёные тазы. Так мало того, что их просто поставили, так их ещё и надо как-то поддерживать в растуще-цветущем состоянии. Но со стремянки этого не сделать. Поэтому, что? Правильно, подгоняем тачку с подъёмником.

Tags: ,
irish

Зима опять близко

Сегодня, по свидетельству очевидцев, в соц сети выползли даже распоследние затворники и выразили своё негодование по поводу творящегося на улице беспредела. А инстаграм завален по верхушки мачт фоточками типа моей ленты:
РазвернутьCollapse )
Tags: , ,
irish

О морепродуктах

Как мы все прекрасно знаем, больше всего на свете я люблю общественный транспорт и почту России. А ещё я люблю морепродукты. Оба "люблю" нужно понимать, как злую иронию и не воспринимать всерьёз.
Вот вы себе представляете мороженную рыбу по имени Минтай? Ну, она ещё такая, без башки и загнута неопределённым знаком из арабского алфавита. Ну, вспомнили? Так вот, это ещё не всё.
А есть у вас дома холодильник? Ну, по крайней мере, вы точно прекрасно представляете как он выглядит. Такой большой, с дверцей, как правило белого цвета. С просторной обледенелой морозилкой. С такой, в которой битком набито всякой неведомой хреноты, а стенки покрыты толстым-толстым слоем шоколада иния. Ага? Ну так вот.
А теперь мысленно помещаем мороженного минтая в обледенелую морозилку. Что получаем? Правильно: это я еду на 76й маршрутке рано утром на работу.
А вообще погоды стоят такие, что хочется пригласить Пьера Дюкана к нам и предложить ему на практике показать как он будет гулять по часу в день на третьем этапе своей диеты.
Tags: ,
irish

О кинематографе: "Хранители снов"

Первым делом не могу не признаться, что едва ли не всю сознательную жизнь, то есть лет с 16, мечтал о контексте, где бы пришлось кстати слово "кряду". Нашёл.

Так вот. Добрый и хороший человек составил мне компанию для просмотра "Хранителей снов".
Все мы знаем, что очень люблю мультфильмы. Они меня всегда так обманывают, что я им верю куда чаще, чем среднестатистическому фильму. Тут, правда, вопросы убедительности как-то не сильно меня волновали, потому что кино относится, к набирающему обороты в последние годы, жанру мульт-блокбастер. Экшна на экране очень даже хватает. Две большие батальные сцены, которые в своей весовой категории вполне достойны уровня финальной драки в тех же "Мстителях". Несколько переутрированные и вычурные персонажи всё же достаточно уместны в канве сюжета, если не предираться. Хотя, конечно, Пасхальный Кролик похожий на кенгуру (и не только одни бумеранги тому виной) и нормально так забитый татуировками накачанный Санта, орудующий двумя кривыми палашами и в верхней одежде очень уж смахивающий типажом на Каркарова - это ну немного перебор, наверное. Зато вполне логично и мило выглядит Зубная Фея - похожая на колибри. Ну и мой персональный фаворит - Песочный Человек, для краткости именуемый "Песочником" (недопустимо, я считаю), молчаливый периодически засыпающий чувак, обладающий офигенным кунг-фу в виде золотого песка (5+ за идею и реализацию спецэффекта), способного нехило накидать по соплям всяким там кошмарным кобылам. Что же касается главное героя - Ледяного Джека, то он импонирует только частью своего образа, той, которая играет с детьми с кастует тонны льда и снега. Вторая же сторона медали довольно унылая и с налётом попсовой готишности в стиле, не к ночи будь помянуты, "Сумерек".
В целом же, мультик вполне годен. В лейт-мотив вынесен известный со времён Питера Пена лозунг "как только какой-нибудь ребёнок перестаёт верить в фей, тут же одна из них падает замертво", главный злодей совсем-совсем немного похож на сами-знаете-кого (нет, не Тёму) и чуть-чуть больше на Аида, а предсказуемый хэппи энд, по крайней мере, не заключается во всепрощении зла.

8 из 10 на кинопоиске.
Tags: ,
irish

О распылении


Слишком много социальных сетей. Слишком. С одной стороны - чего я брюзжу, ведь никто не заставляет пользоваться ни одной. Но с другой - ну а как тут не пользоваться? Не пользовался бы я ими - вы бы сейчас этого не читали, время бы не тратили.

Когда-то давно когда, когда форумы ещё были, а Вконтакта ещё не было, я был постоянным посетителем форума, ныне канувшей в Лету, московской фэнтези-рок-группы "The Hobbit Shire". Узкий круг посетителей, общее знакомство всех со всеми заложили фундаментальные навыки, которые сейчас органично перетекли во Вконтакт.

После того как форумы, как вид, приказали долго жить, я вёл нудный и унылый дневничок на diary.ru. Но долго вёл, года четыре, наверное. Не то чтобы прям регулярно, и не очень старательно, но объём пытался выдерживать. Закрыл его не так давно и совершенно безжалостно.

С первыми настоящими социальными сетями в жизнь вошёл новый стиль поведения, новые привычки, новая терминология, новые условия бытия. Фэйсбук за год мне понятен не стал, от Одноклассников как от своеобразного психотипа отечественной сетевой индустрии я шарахаюсь, гуглоплюс очень уж американизированный что ли и пока ещё очень пустой и неудобный. В общем, Вконтакте был, есть и, верю, долго ещё будет самым удачным воплощением идеи социальной сети как таковой. Разумеется, коль скоро я пишу это в ЖЖ, то его я ставлю на второе место. Хотя, функционал соц.сети ему придать можно лишь условно. Но как блог-цивилизация, он, конечно достоин восхищения.

Что там ещё осталось... Ах, да! Твиттер и Инстаграм, конечно же. Ну, первый - это вообще что-то далёкое от моего понимания. Подписываться и читать я могу, но писать... Репортажный формат никак, по моим соображениям, не увязывается с ритмом жизни большинства тех, кто там пишет. С ритмом работы мозга, наверное, как-то ещё туда-сюда, не знаю. Мой мозг не столь интересен и активен, чтобы умудряться более раза в месяц оставлять какие-то складные словосочетания. Мне за полгода пользования удалось оставить 100 твиттов, 90 из них кросспост из Инстаграма. И вот, наконец, собственно Инстаграм. Он вполне прекрасен. Особенно если у вас вменяемая камера на смартфоне, чем я сам не могу похвастаться. Я люблю фотки. Мыльно-мобильное говно, объекты съёмки очень сомнительной художественной (а порой и эстетической) ценности, вот это всё. Даже не знаю благодаря чему это так. То ли во времена доступности зеркалок, Фотошопа и Интернета степень обесценивания профессиональных художественных работ достигла своего апогея, то ли куски чьей-то жизни интереснее и богаче на эмоции, то ли это нормальная данность и удивляться тут нечему. В общем, мне лень об этом думать, но Инстаграм - прекрасное изобретение человечества.

И ведь я перечислил явно не всё. Есть и другие кнопочки лайков и репостов. Но распыляться так не хочется. Потому что лень.
Tags:

О напитках

Вот уже две недели мой кофе не обходится без столовой ложки, а лучше - двух, виски. Как мы все помним, коньяк я терпеть не могу. Пока в кофе вливаются исключительно недорогие сорта Hankey Hannister, Ambassy Club и William Lawson's отчего вкус его даже без сливок и с захарозаменителем делается вполне сносен.



Что можно сказать про сахарозаменитель. Он сушит. От него хочется пить. Поэтому если хотите накидаться дополнительно - пейте виски с диетической колой. Входящий в её состав аспартам заставит вас испытывать жажду всё время. Чем больше пьёшь, тем больше хочется. Когда надо - просто изумительная закономерность.
Tags: